По краю земли русской (Велопоход по полуострову Рыбачий) (карты +GPS track)

По краю земли русской (Велопоход по полуострову Рыбачий) (карты +GPS track)

размещено в: Путешествия | 0

Велопоход по полуострову Рыбачий

Север – загадочный край. Он может быть суровым и неприветливым, а может обласкать человека своими царскими дарами, теплым солнцем. Там тяжело жить и тяжело путешествовать, но почему-то именно эта земля так легко похищает души людей, ищущих приключений. Так и я, оказавшись однажды на Кольском полуострове, не смог его забыть, он тянул меня к себе как магнит. Еще несколько лет назад, рассматривая карту, я обратил внимание на маленький красивый двойной полуостров на северо-западе области, прочитал название «Рыбачий» и, как сейчас помню, подумал, как было бы интересно побывать там. Мысль родилась и умерла, но искорка желанию осталась гореть где-то глубоко, ждать своего часа, пока не наступил 2013 год. На лето 2013 года было запланировано направление – север, и несколько более конкретных вариантов. Шло время, и постепенно остался только один – Рыбачий. Изучение вопроса показало, что полуострова давно облюбованы любителями Off-road и велосипедистами. Оно и понятно, их покрывает густая сеть дорог, оставшихся в основном после военных, с давних времен имевших интерес к этим клочкам земли. Как и большинство людей, интересующихся данной темой и ищущих информацию на просторах Интернета, я открыл для себя книгу М.Г. Орешты «Осиротевшие берега», посвященную истории полуостровов от древних времен до середины 90 –х годов XX века, и окончательно загорелся. Труд поистине бесценный для туристов и людей, интересующихся историей мурманской области, множество фактов и интересных историй, связанных с Рыбачьим, обогащают и систематизируют информацию, будоражат фантазию. Можно сказать, я заболел этой землей и последний месяц не один час провел за изучения Google Earth и другой литературы. Особый интерес представляла для меня юго-восточная часть полуострова от Мыса Шарапов до губы Эйна, судя по генштабовским картам, там не было никогда дорог, да и практически полное отсутствие фотографий в Google Earth подтверждало предположение о значительно меньшем туристском освоении данного района полуострова, что нас, безусловно, не могло не заинтересовать.

Велопутешествие по полуострову Рыбачий

И так 2 августа, мы стартовали из Уфы в сторону Мурманска на машине. Решение ехать на машине было принято по причине отсутствия прямого железнодорожного сообщения и, на наш взгляд, более удобного способа передвижения с велосипедами. Нас было двое: Я – Чегодаев Олег, идейный вдохновитель, Она – Олькова Татьяна, верная спутница, хранитель аптечки и повелитель раскладки. Надо также отметить, что в плане опыта велотуризма Татьяна имела его гораздо больше, чем я. За ее плечами была уже туристская вело 4-ка в горах Тянь- Таня, я же еще зимой зарекался ехать куда-то на велосипеде дольше, чем на два дня.   Через 2,5 дня, оставив автомобиль на стоянке в городе Мурманск, начинаем путь в сторону полуостровов. Дорога унылым тягуном, растянувшимся более чем на 5 километров, идет вверх, перевальная точка и на тормозах очень аккуратно катимся такое же расстояние вниз. Велосипеды сильно нагружены, на дороге плотный трафик, поэтому приходится осторожничать и привыкать к условиям движения. Весь оставшийся день после старта, а выехали мы в 16.00 по уфимскому времени, преодолеваем затяжные подъемы и головокружительные спуски (здесь и далее время уфимское, по которому мы жили все 3 недели путешествия, благо отдаленность цивилизации и практически не заходящее летнее полярное солнце позволяли нам делать это без каких-либо неудобств). А по краям суровая природа, на вершинах сопок тундра и карликовые деревья, в долинах густой смешанный лес. Множество озер и рек. В один момент, спустившись с очередной вершинки и выехав из-за поворота, удивленно останавливаемся, и руки сами тянутся за фотоаппаратом. Впереди мост через реку Ура, а на том берегу реки песчаный пляж. Пляж полностью заполнен отдыхающими: купаются люди, бегают детишки, отдыхающие жарят шашлыки. Обычная пляжная картина, которую можно увидеть на всех летних водоемах страны, однако, поражает другое. Дело в том, что на улице довольно прохладно. Небо затянуто облаками, дует холодный ветер, и мы давно уже утеплились и едем в курках и перчатках. Поистине северный народ! Проехав в первый день 50 км, встаем на ночевку в 15 метрах от дороги на берегу озера Портлубор.

Утро на озере Портлубор, Кольский полуостров
Утро на озере Портлубор, Кольский полуостров

Утром ранний подъем и в путь, охота быстрее добраться до Печенги и уйти с оживленной трассы. Начинаются первые братские могилы, и чем дальше мы продвигаемся к реке Западная Лица, тем больше их становится. Великая Отечественная война, надо признаться, тоже один из интереснейших моментов путешествия по этим землям, тем более для нас жителей Урала. Ожесточенные бои, происходившие здесь с 1941 по 1944 гг., оставили незаживающие следы на долгие годы.

Места боевых действий на Кольском полуострове
Места боевых действий на Кольском полуострове

Вызывает расстройство тот факт, что количество современных обелисков, поставленных людям, погибшим в автокатастрофах, постепенно начинает превышать количество обелисков военных. На одном из привалов делаю запись в дневнике “Война на дорогах мурманской области идет до сих пор. И, кажется, мы в ней проигрываем…” В обед, предъявив паспорта сотрудникам ФСБ на посту в поселке Старая Титовка, въезжаем в приграничные территории. Спуски сменяются подъемами, по краям дороги пытливый взгляд находит воронки от взрывов, к 15.00 приезжаем к поселку Печенга.

Дорога на Печенгу
Дорога на Печенгу

В этом месте в наших планах стоит большой вопрос, а точнее два: 1. В Интернете пишут, что старая немецкая дорога в сторону хребта Муста-Тунтури проходит через танковый полигон и в случае стрельб может быть закрыта. 2. Один из участков дороги преодолим только во время отлива. К сожалению, время отлива и прилива нам не известно. С такими мыслями и вопросами сворачиваем с трассы и упираемся в ворота, с красноречивым знаком. Правда ворота не заперты и на полигоне тишина.

Въезд на полигон, Печенга
Въезд на полигон, Печенга

Но Таня, проявляя упрямство, отказывается ложиться под гипотетические гусеницы танков – решаем попробовать объехать полигон по дороге, уходящей вниз от ворот. Первое время дорога и вправду идет в нужном нам направлении, но уже через 500 метров упирается в распаханный траками полигон. Делать нечего, выходим на его территорию и как можно быстрее пересекаем, и сразу же в упираемся в залив. Все как нельзя лучше: отлив в самом разгаре и воды по колено. Уровень упал, наверное, как минимум на 1-1,5. метра. Переносим велосипеды и рюкзаки. Когда я делаю последнюю ходку за велосипедом, со стороны полигона со взгорка вылетают 5 бронетранспортеров и начинают с ходу форсировать заливчик. Бегу на наш берег. Как жаль, что Таня уже убрала фотоаппарат, какой замечательный кадр пропал: «велосипедист, убегающий от бронетехники».

Полигон, Печенга
Полигон, Печенга

Военные с грозным видом уезжают вперед, и мы начинаем двигаться за ними. В какой-то момент понимаю, что мы едем по отличной каменной дороге, поднятой на 2 метра над землей. Да вот тебе и немцы! За 4 года построить такую дорогу, по которой до сих пор ездят танки, и она как новая.

Старая немецкая дорога, Кольский полуостров
Старая немецкая дорога, Кольский полуостров

Ближе к вечеру под моросящий дождик, наконец-то, попадаем в царство озер, сопок и тишины. Виды потрясающие: множество озер, расположенных на различных уровнях и соединенных протоками, на вершинах гладких сточенных древним ледником скал тут и там разбросаны сейды. Уставшие, но довольные, мы выбираем местечко для ночлега, поднимаемся на сопку и замираем, как вкопанные, от мощного взрыва: такое ощущение, что совсем рядом, за соседней вершиной. Да.. с тишиной я погорячился. Выстрел за выстрелом разрастается канонада. Судя по всему, мы так и не выехали с полигона и он оказался больше, чем мы думали. Хватаем велосипеды и едем дальше еще несколько километров, в довесок начинается сильный ливень. Встаем на берегу озера. Вроде бы больше не стреляют, да и по дороге вряд ли будут, думаем мы. Быстренько ставим палатку, и только забираемся внутрь, как шум ливня прорывает громовой раскат выстрела. Ощущение, что мы подъехали еще ближе, и стреляют по нашей сопке. «А, плевать!» – решаем мы, ужинаем и засыпаем под звуки залпов, уставшие и довольные днем. 95 километров, наполненных приключениями, лучше любого снотворного. Просыпаюсь утром пораньше, до восхода, открываю палатку и понимаю, это мой шанс. Восход на чистом небе, в неземных северных декорациях, обещает что-то стоящее. Поднимаюсь на соседнюю сопку, вид не нравится, иду дальше. Так в беспрестанном хождении через час встречаю рассвет. С восходом солнца вода, скалы, тундровая растительность вокруг – все преображается и оживает, а я – часть этого мира, его частичка. Как описать этот великий момент рождения дня? Я не возьмусь точно, поэтому смотрите фотографии. Завтракаем и трогаемся дальше, дорога вьется между сопок, по берегам озер, часто останавливаемся и фотографируем. Через несколько километров начинают встречаться первые окопы, гильзы, разорвавшиеся снаряды. Ближе к обеду въезжаем в туман, на горизонте опять слышатся глухие выстрелы, что вкупе с военными декорациями поселяет в душе тревогу, добавляет атмосферности и нереальности происходящему. Мы чувствуем себя лишними, чужеродными объектами вторгнувшимися в страшную историю этих мест. Вообще война в этих местах сохранилась как-то пронзительно ярко и целостно, может быть, потому что шла на камнях и скалах, и нечем здесь закрыть ее след, кроме как тонким слоем лишайника. Вот на перевале у высоты 391м камнем раздавленные немецкие огнеметы. Как будто пару месяцев назад, многотонную каменную глыбу швырнуло на них взрывом.  Ближе к обеду подъезжаем к хребту Муста-Тунтури. Не торопясь, обедаем и начинаем восхождение на одну из «жемчужин» нашего велопохода, если конечно позволено будет сказать так об этом страшном месте. О войне на хребте Муста-тунтури написано много литературы, скажу лишь, что по водоразделу хребта наши солдаты оберегали полуостров Рыбачий от немецких войск на протяжении 4 лет. Позиции противников находились в 50 метрах друг от друга, и следы этого противостоянии сохранились до сегодняшних дней с минимальными изменениями. Поверхность хребта усеяна снарядами и осколками, в каменные недра ведут туннели, заканчивающиеся немецкими бункерами, из огнеметных точек до сих пор, в сторону позиций красной армии смотрят огнеметы. Одно дня мало, что бы осмотреть всю инфраструктуру смерти созданную людьми за 4 года противостояния.

 

Переночевав на вершине хребта, полюбовавшись Баренцевым морем и видом на полуострова, на следующих день мы выдвигаемся по хребту на пару километров на восток, в планах небольшой траверс, благо в некоторых местах каменная поверхность, отполированная древним ледником, позволяет аккуратно ехать на велосипеде. Еще раз поразившись масштабом боевых действий шедших на хребте, мы по рассеченному террасами склону спускаемся на землю полуострова Средний.

И, как говориться, дорога пошла! Хорошая военная дорога по юго-восточному берегу полуострова в сторону заброшенного поселка Большое Озерко позволяет нам не ехать – лететь, приподнятое настроение, солнце, играющее на бирюзовых волнах северного моря, создают иллюзию, что мы где-то на юге.

Не замечаем как проскакиваем перешеек, соединяющий полуострова, и въезжаем на Рыбачий. Теперь у нас уже нет другого выбора кроме как доехать до мыса Немецкий. Знакового места, крайней северной точки Европейской части России. Дорога вьется по берегу, то отходя немного в глубь, то опять прижимаясь к морю, из достопримечательностей запоминается участок проходящий по дну и доступный только во время отлива.

Вечером порядком уставшие, добираемся до «конца земли Русской». Конец не радует, став жертвой свой популярности, он, как и множество знаковых мест нашей Родины, сильно загажен.

 

Неослабевающий трафик больших и дорогих машин идет в его сторону, нас охватывает суета, от которой мы бежали так далеко.

 

Отъезжаем в сторону на пару километров и встаем на берегу, неожиданно возникает еще одна проблема, отсутствие питьевой воды. Привыкшие за последние дни к обилию воды попадаем в затруднительное положение, запаса воды у нас с собой нет, а в округе нет ни одного источника, по крайней мере, нам они не встречаются. Перспектива возвращаться несколько километров назад не радует. Поиски решения затруднения приводят к подозрительному водоему, с водой чайного цвета. Делать нечего, берем то, что есть. Перед сном катаемся по мысу, фотографируем фаллический символ – маяк. (пройдено 55 км).

 

Жаль, что он пока не горит, ночи на этой широте еще светлые. Спим всласть и в обед, с первыми каплями дождя, выезжаем.

Очень скоро дождь переходит в ливень, сопровождаемый сильным ветром. Капли с силой бьют в лицо, с трудом сопротивляясь ветру, поднимаемся на мыс Кекурский, проехав немного по верху спускаемся вниз, на берег, благо по нему идет дорога.

 

Дождь то усиливается, то почти затихает, не можем пройти мимо обнажившихся во время отлива скал, устраиваем импровизированную фотосессию.

 

Обедаем уже на реке Скорбеевская, дурная погода не способствует путешествию, и через пару часов ставим нашу маленькую полуторку на скалах мыса Малый Скорбеевский. Под нами бушующий океан, над нами свинцовые облака, а прямо на север бескрайная даль Северного ледовитого океана, и где-то там верхушка планеты. (пройдено 35 км.)

Пока Таня готовит чай, я собираю ягоды: вокруг морошка, черника, голубика растет в изобилии, и мешиваю все это с сахаром.

 

Утро дарит нам прекрасный классический восход на море.

 

Продолжаем наше движение на Восток. Этот день становится самым богатым на различные дорожные покрытия: начавшись со ставшей нам привычной усеянной камнями дорога переходит в мелкий песок Зубовской губы, затем начинаются крупногалечные участки дороги, и просто каменные плиты.

 

Опять преодолеваем в брод по морской воде некоторые участки, немного плутаем и выезжаем на самые настоящие пустынные барханы. В районе мыса Лазаря встречаем первых оленей.

Небольшое стадо переходит нам дорогу и в дальнейшем периодически мелькает на горизонте.

 

К вечеру добираемся до мыса Цыпнаволок. На мысу стоят военные, и мы решаем не заезжать туда, так как встреченный нами экипаж джиперов сообщил, что у них были проблемы, и их чуть не арестовали, что надо искать дежурного и договариваться с ним по поводу нахождения на их территории и фотосъемке. Проезжаем еще несколько километров и встаем на ночлег в губе Корабельная, на песчаном берегу.

Долго лежим, пригретые солнцем, и разговариваем о том, что ждет нас впереди. Уже завтра мы доедем до мыса Шарапов и оттуда, если судить по каратам и отсутствию информации в Интернете, пойдем по азимуту до губы Эйна – начнется самая интересная и неизведанная часть нашего пути. (пройдено 55 км.)

Утро на песчаном берегу залито солнцем.

Собираемся и в путь. Дорога петляет между сопок и постепенно становится все хуже и хуже,

 

с этого дня в нашу разнообразную жизнь добавляется еще один бонус – военно-морские силы России. Уже с утра на горизонте, чуть только поднявшись на первую сопку, мы видим несколько военных кораблей, ближе к обеду к ним прибавляются подводные лодки, и так и ходят кругами перед нами на протяжении всего дня. Нам, сухопутным, живущим чуть ли не в самом центре Евразии, это доставляет особое удовольствие.

По пути встречаем современные военные подарочки, и деревянную артиллерию. Дорога постепенно ухудшается и совсем растворяется в тундре на мысе Шарапов. Обедаем с шикарным видом на театр «военных действий», подводные лодки ходят совсем близко от мыса.

Ну вот и настал тот долгожданный шаг в неизвестность)) Кроме описания пути в книге М.Г. Орешты информации больше никакой нет. Идем по азимуту на мыс Городецкий. Идти одно удовольствие: под ногами упругая тундра, на ровных и пологих спускающихся участках сажусь и еду на велосипеде, но это конечно баловство, скорость не намного быстрее пешей.

За пару часов доходим до мыса Городецкий и решаем встать на ночевку пораньше. Ставим палатку в километре от берега на склоне сопки. После установки лагеря отправляемся гулять, спускаемся в сторону берега, объедаясь огромной голубикой. На самой оконечности мыса виднеется какое-то маленькое навигационное сооружение. Через 30 минут спуска понимаем, что немного ошиблись с оценкой расстояния, и навигационное сооружение совсем не маленькое. На каменной косе обнаруживаем воронку от взрыва и покореженную часть бомбы, интересно каких времен артефакт.

 

 

Порядком подуставшие добираемся до маяка. И тут со мной происходит странная вещь: я подхожу к сооружению, наверх ведет лестница, а рядом, в чреве сооружения, большой черный ящик, из которого идут провода. И вот сразу вспоминается мне фильм «Как я провел этим летом», эпизод про автономные маяки на радиоактивных элементах, и нет бы мне уйти, а лестница манит. Решаю подняться. Поднимаюсь, кружится голова, странно, вылезаю наверх, что-то совсем плохо. Пара фотографий и быстрее вниз, Таня подзывает меня, говорит, что нашла заросли гигантской и особо яркой морошки, но у меня аппетит как-то испорчен и, увлекая ее за собой, поспешно ретируюсь. Ситуация как в старом анекдоте «и я понимаю что это Шарик, но остановиться уже не могу…»

Утром следующего дня я со смешанными чувствами нахожу следы автомобиля, еще вечером у меня возникла мысль, что если кто-то здесь построил маяк, то вряд ли он это делал с моря или по воздуху. Так оно и есть, слабый еле читающийся след автомобиля подходит к мысу и идет дальше. В устье ручья Корабельный переходим через небольшой каньон, прорубленный водой в скалах. Там же и красивый небольшой водопад, низвергающийся в глубокий водобойный колодец. Направление потихоньку уводит нас от берегов на 1-2 кмв глубину полуострова. Сопки, озера – привычный пейзаж. Потихоньку набираем высоты, чтобы осуществить головокружительный спуск в долину реки Моче.

М. Г. Орешта в своей книге пишет, что если подниматься к озеру Моче вдоль одноименно реки, можно обнаружить два сбитых во время Великой Отечественной войны самолета. Таню перспектива 10 километровой прогулки по заболоченным низинам не прельщает, я же не могу пропустить такую возможность и ухожу налегке наверх. За час поднимаюсь до озера, самолетов не видно, что совершенно не удивительно, если учесть большие пространства и маленькое время отведенное на их изучение. На обратном пути встречаю оленей, фотографирую.

 

За пару километров от лагеря нахожу останки оленя, лежащие в зарослях можжевельника: красивый череп с почти целыми рогами беру с собой. Имя рождается само собой, новый член нашей команды – «Паша». После реки Моче начинается более наезженная дорога. Идем все время вверх, впереди в8 километрахвысшая точка полуострова – гора Эйна,299 метровнад уровнем моря. Через несколько часов мы на вершине. Сама по себе гора ничего примечательного не представляет, обычная сопка, единственно, что отличает ее от других сопок – вид на море во все стороны света. Находясь на горе Эйна, отчетливо видно, что ты на острове. Голубые участки моря прогладываются со всех сторон. Впереди внизу виднеется губа Эйна и я уже предвкушаю головокружительный спуск и заслуженный отдых. Но строптивая гора не хочет отпускать нас так просто – спуск переходит в заболоченную террасу, за ней следует еще один спуск и опять терраса, чем ниже мы спускаемся, тем короче спуски и шире и заболоченней террасы. Порядком измотанные, добираемся до губы, где встречаем цивилизацию в Toyota Land Cruiser с подвыпившими мужиками, перекидываемся парой фраз, и отъезжаем в сторонку, ставим лагерь.

Нам необычайно везет с погодой, вот и предпоследний день нашего пребывания на полуостровах встречает нас солнцем и теплом. Через гору Мотка выезжаем в большое Озерко, мечты о цивилизованной еде на базе разбиваются о суровые северные реалии: еда только по заказу в течении 2 часов, хлеба свежего нет. Что ж едем дальше. Осматривать заброшенные многоэтажки военного городка желания нет никакого, все можно увидеть в Интернете. Заезжаем на мемориал, посвященный воинам Великой Отечественной Войны, и едем на полуостров Средний.

 

Бурный красивый поток на въезде на полуостров уносит мысли о воде напрочь, наверное, посмотрев на него, мы решаем, что с водой, как в принципе почти везде, на полуостровах проблем нет. Через пару часов едем по мысу Земляной по выжженной пожаром дороге, ни капли пресной воды вокруг, обозначенные на карте ручьи сухи как наши глотки.

 

Ситуация пока терпимая, но с неба жарит солнышко и пить уже сильно хочется. Беру маленький камушек за щеку, становится легче. Немного снимков знаменитых останцев, и, несмотря на проблемы с водой, купаться. Мы понимаем, что если не сегодня, то, наверное, уже никогда.

 

Давно хотелось окунуть свое тело в воды ледовитого океана, искупаться, но как-то не получалось: то погода плохая, то скалы и не подойти к воде, то самочувствие не ахти. Небольшая фотосессия на гипсовых фигурах, причудливыми формами расположенных на берегу, и едем дальше.

 

Немного плутаем, так как военные, стоящие на мысу, перегородили дорогу шлагбаумом. И пока ищем объездную дорогу, находим прелестный ручеек с чистейшей холодной водой. Поднимаемся наверх на высокий северо-западный берег Среднего. Едем вдоль обрыва, а на горизонте солнце играет с маленьким рыболовецким корабликом, потрясающее зрелище. На карте обозначены два источника. В русле первого источника ни капли воды, Второй источник ничем не отличается от первого. Принимаем решение ставить лагерь прямо здесь наверху, а я налегке возвращаюсь за водой. Съездив за водой, еду на разведку на военный объект, расположенный чуть впереди. Масштабы брошенного впечатляют, артиллерийская часть, стоявшая здесь во второй половине 20 века, оставила после себя подземные бункеры и коммуникации, множество помещений, переходы, огневые точки.

 

Все разворочено и брошено. Чуть поодаль стоят две пушки с подземными сооружениями. Рай для любителей подземелий и бункеров. Хожу по подземельям без фонарика с фотоаппаратом, освещая путь вспышкой. В какой-то момент ловлю себя на мысли, что это классическая ситуация из фильма ужасов.

 

 

Решаю вернуться утром с фонариком.

Последний закат на полуостровах прекрасен и холоден, наслаждаемся закатными красками. (пройдень 57 км)

 

На следующий день до обеда проезжаем оставшуюся часть полуострова, замкнув наш путь по периметру обоих полуостровов. В обед поднимаемся на перевал, воспетый М.Г. Орештой как страшное, красивое и поэтичное место. Если летом въезд на полуострова не представляет особой сложности и доступен машинам повышенной проходимости и отдельным лихим водителям недоприводов, то зимой страшно представить, во что превращаются его крутые извилистые склоны, обрывающиеся в глубокие овраги и озера.

 

 

К вечеру выезжаем в Старую Титовку, кушаем в кафе человеческой еды и топаем до озера Портлубор, встав на ночевку точно в том же месте где и по дороге туда (пройдень 95 км).

Ровно через 11 дней после начала велпохода по полуостровам Рыбачий и Средний въезжаем в город Мурманск, наверное, чуть-чуть другими людьми.

 

полный фотоархив путешествия:

Олег Чегодаев https://vk.com/album1694304_179924563

Татьяна Олькова  https://vk.com/album322442_180593422

 

Маршрут нашего похода  можно скачать здесь:

GPS трек велопохда по полуостровам Средний и Рыбачий

Если у вас возникли вопросы вы всегда можете их задать лично!

 

Впереди законный отдых и Хибины, но это уже другая история…

Просмотреть Рыбачий на карте большего размера

Оставить ответ