Тайна Каповой пещеры А. Рюмин

Тайна Каповой пещеры А. Рюмин

 (Тайна Каповой пещеры)

ПЕРВОБЫТНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

А. Рюмин

В январе 1959 г. на реке Белой удалось обнару­жить следы пребывания первобытного челове­ка: сильно стертые камни, похожие на орудия человека, кости зверей, возможно являющиеся остатками его пищи, и богато представленную реалистическую пещерную живопись.

На заре цивилизации в древнем Египте и в Индии (от 2 до 3 тысяч лет назад) человек создал прекрасные рисунки зверей — на стенах дворцов и скульптуры — в поселени­ях и дворцах. В новокаменном веке (от 5 до 7 тысяч лет назад) и, возможно, отчасти в мезолите (от 7 до 14 тысяч лет назад) он оставил нам в Испании>в Сахаре, в Средней Азии, на Днестре, на Алтае, в восточной Сибири и Беломорско-Онежских землях сти­лизованные и реже реалистические наскальные изображения зве­рей. В это время реалистическая пещерная живопись уже была заброшена. Пещерные рисунки новокаменного века и эпохи бронзы (3-е тысячелетие до нашей эры) стилизованы и походят скорее на знаки, которыми люди изображали схемы охоты и рыб­ной ловли.

Реалистическую пещерную живопись и пещерную скульптуру создал человек древнекаменного века (в период от 14 до 40 или даже 100—150 тысяч лет назад). Рисунки изображают действи­тельно живших зверей, с которыми человек сталкивался. Изобра­жения и скульптура были нужны для тренировки воинов в метко­сти удара и знании уязвимых мест зверей. Они также служили для воспитания силы духа первобытного охотника, дерзавшего с простым копьем врываться в стадо разъяренных зубров, вступать в смертельную схватку с медведем и львом. Древние изображения животных позволяют узнать природу и климат этих эпох, посколь­ку известно, в каких природных условиях жили эти звери кроме того, рисунки       сами являются показателем уровня культуры чело­века и высоты его мышления.

До сих пор рисунки людей древнекаменного века были из­вестны только из пещер Западной Франции и Восточной Испа­нии, Северной Африки и Палестины. Сохранились они плохо многие из них до сих пор вызывают споры среди ученых Сейчас во многих пещерах рисунки восстановлены и реконструированы в красках, а сами пещеры превращены в музеи как великое насле­дие культуры человечества. Ученые написали сотни научных работ об этих рисунках, изданы фотоальбомы. Музеи пещеры по­сещаются школьниками и студентами, любителями и специалистами.

Географическая ограниченность находок рисунков древнего человека только Западной Европой невольно способствовала раз­витию неправильных представлений о возникновении очага куль­туры человечества в холодном климате и о носителях культу­ры — западноевропейских расах человека.

В пещерах Франции и Испании живопись и скульптура уже существовали в эпоху начала ориньяка -первого этапа развития культуры человека современного типа в Западной Европе По радиокарбоновым определениям стоянки из эпохи ориньяка од­ни имели возраст 27 тысяч лет, другие были древнее —34 тысяч лет более древний возраст по радиоактивному изотопу углерода оп­ределить нельзя. По геологическим данным, начало ориньяка в западной Европе относится ,к началу второго Вюрмского оледе­нения (около 40-60 тысяч лет назад). Во всяком случае он начался не позднее ледникого интерстадия вюрм (около 60-90 тысяч лет назад). На русской равнине начало ориньяка некоторые геологи помечают временем максимального оледенения равнины в днепровское время. Это отодвигает воз­раст ориньяка до 150-220 тысяч лет до нашей эры. Другие гео­логи считают, что ориньяк в Западной Европе и на Русской рав­нине проходил в одно время и начинался с вюрма.

В ориньяке применялась силуэтная живопись. Изображались только силуэты зверей (в том числе и красочные). В это же вре­мя появились первые скульптурные изображения, а позднее и рисунки в анфас. В последний период — мадлен* — пещерная живопись и скульптура достигли расцвета. По радиокарбоновым измерениям эпоха мадлен была от 20 до 14 и даже 11 тысяч лет назад.

Южный Урал никогда не покрывался сплошным ледником, и здесь не было такого холодного климата, как в приледниковых зонах Западной Европы. Ледник находился от Южного Урала далеко на северо-западе, и горные хребты защищали эти земли от холодных северо-западных ветров. Поэтому теплый климат доледниковой эпохи задержался на Южном Урале, несомненно, гораздо дольше, чем в Европе. И животный мир того времени сохранился на Урале дольше и только в более поздние времена ушел к югу, к Африке и Индии. Это позволяло надеяться найти в пещерах Южного Урала следы первобытных людей и их культу­ры. Прежде всего поиски должны были сосредоточиться на ос­мотре пещер.

 С нетерпением двигаемся мы на лыжах в морозный январский день 1959 г. к самой крупной пещере Южного Урала — Каповой Наша цель —поиски следов первобытного человека. Пещера из­вестна уже около двухсот лет, часто посещалась туристами и эк­спедициями, описана в научных работах, но никаких следов пре­бывания в ней первобытного человека обнаружено не было.

Первое что поражает нас,—это громадные размеры входа. Гигантская арка-грот высотой около 40 м и такой же ширины поднимается в скалах узкого ущелья. Отвесные 100—150-метро­вые скалы нависают над ними. Под аркой сверкает озерцо голу­бого цвета а над сугробом белого снега зияет дыра черного тон­неля уходящего в недра горы. Вода в озерце имеет температуру 5 градусов тепла (такая же температура оказалась и летом), ту же температуру имеют озеро и ручей в глубине пещеры.

Большой тоннель ведет в гроты-залы, высота которых, подоб­но высоте потолка больших церквей, достигает 30 м. Диаметр не­которых гротов равняется 30—40 м. Тоннели расположены в два яруса Нижний — протяженностью 328 м. Верхний—протя­женностью 439 м — заканчивается озером. Температура воздуха в пещере зимой и летом равна 7—10 градусам тепла. Пещера сы­рая Капельки воздуха всюду стекают со стен. Ряд залов и стен сухие Второй этаж тоннелей суше, чем первый. В первом этаже много известковых подтеков и сталактитов. В одном из гротов ви­сит громадный сталактит, весом почти в тонну, и посетитель, стоя под ним, невольно ощущает над собой его тяжесть. Под сталак­титом вырос большой сталагмит.

Пещера промыта в известняках руслом речки Шульгановки, исчезающей за несколько километров до пещеры и вытекающей из под скалы выходного грота. Горы, в которых образовалась пещера, сложены известняками. Время ее образования исчисляется не менее чем сотнями тысяч, а вероятнее и миллионами лет.

 

Ходы пещеры идут через высокие колодцы с вертикальными стенами высотой по 20-30 метров, по наклонной плоскости, горизонтально, расширяются до больших залов и сужаются до ходов, в которые можно протиснуться только ползком.

Из следов зверей мы нашли следы медведей, рыси. Слышали сопение и крик зверя,  стук упавшего щебня, обнаружили два вида летучих мышей которые тут зимовали, а из насекомых — следы на песке личинок двукрылых на глубине до 220 м и ряд случайных видов.

Но есть ли-следы человека?

Когда мы увидели вход в пещеру, нам показалось что-то знакомое в общей картине. Слева лежит куча камней похожая на  каменную мастерскую первобытного человека. Орудия – главный признак пребывания человека. Многочасовой поиск камней — орудий в куче увенчивается успехом. Найдено пять образцов, похожих на шило и скребок. Но холодный душ рассеивает на­дежды. Камни — из известняка, а человек делал орудия из крем­ня. С досады чуть не выкинули эта безделушки. Вдруг в голову приходит мысль: кремня нет поблизости, возить кремень неотку­да; почему бы первобытному человеку не делать орудия из креп­кого известняка? Бережно завернув чуть не выброшенные ка­мешки, кидаемся в темное подземелье.

Сырость заставляет ежиться от холода, хотя термометр и по­казывает потепление. Входим в зону темноты. Здесь человек ел и должен был бросать кости. Несколько часов — и на льду устро­ен склад собранных нами костей древних зверей, которых,-воз­можно, убил и съел первобытный охотник. На многих костях от древности возникли каменные сталактитообразные наплывы, од­на расщеплена вдоль. Так делал первобытный человек, вытаски­вая из нее мозг.

Чем дальше углубляемся в пещеру, тем гуще тьма. А вдруг попадется третье доказательство пребывания первобытного че­ловека — скульптура и рисунки? Торопливо продвигаемся мимо леса ледяных столбов-сосулек. Включаем заранее припасенную автофару с аккумуляторами, освещаем стены. Но все напрасно. Никаких признаков рисунков нет.

Много часов мы лазаем по пещере, устали, замерзли. Энтузи­азм начинает падать. Чувство голода и усталости подавляет ин­терес и желание продолжать поиски. Четырнадцать часов в по­исках рисунков — и напрасно. Но надо еще раз проверить, нет ли рисунков на гладких каменных щитах стен пещеры. Кажется, не­чего ждать от поиска. Только пустое упрямство терзает участни­ков ,и держит их в глубине пещеры.

Но вдруг на гладком щите видим изображение головы лиси­цы, сделанное рукой человека. Убираем свет, снова освещаем. Но лисица исчезла. Неужели почудилось? Возбужденно ищем всю­ду и обнаруживаем новое великолепное произведение человека каменного века — голову волка, а чуть левее и ниже — голову медведя.

 

Звери изображены в профиль красной краской первобытных людей — охрой. Сходство их с настоящими зверями исключительное. Размер рисунка головы волка чуть меньше есте­ственной величины, а голова медведя—в полтора-два раза боль­ше. Но есть отличие от современного бурого медведя- лоб круче- уши больше, позднее в палеонтологическом музее в Москве я убедился, что у пещерного медведя, живущего в те времена в пещерах Урала, лоб действительно был круче, чем у современного бурого медведя.

  При дальнейшем изучении пещеры перед нами предстает це­лая галерея ископаемых зверей, изображенных рукой художника древнего каменного века. Вот гигантская хищная кошка открыла пасть. Глаза сверкают, и большой клык, как сабля, готов вонзиться в тело жертвы. Что это? Тигр, лев, леопард? Нет! Больше похоже на саблезубого тигра.

 

Но ведь он вымер миллион лет на­зад! Уже сейчас много разных мнений, саблезубый ли тигр изоб­ражен на рисунке. Более точные данные позволят дать абсолют­ные доказательства принадлежности нарисованного зверя к тому или иному ископаемому животному. Тут еще над многим придет­ся поработать.

Вот львица. А вот зубр нагнул голову и ринулся на врага. Невольно хочется посторониться, чтобы разъяренный бык пром­чался мимо. В профиль выбита голова хищника с саблевидным громадным зубом. Неужели опять саблезубый тигр? Дальше — две пантеры в анфас. Тур в ракурс. Другие звери. Многое еще неясно и не разгадано. Ряд рисунков, например львов, не вы­ шел на фотопленке. То, что не получается на фотопленке, счи­таем недействительным. Тогда все начинается снова: поиск, син­тез пятен и штрихов в рисунок, представление об изображении, предварительное определение, что за зверь перед нами, поиски точ­ки лучшего видения и лучшего освещения, фотографирование, работа с фотоснимком, после­дующие сравнения и проверка.

Чем дальше смотрим пещеру, тем больше видим рисунков. День за днем число их растет. Обнаружены красочные изобра­жения благородного или гигантского оленя, диких степных лоша­дей (два рисунка), примитивный рисунок лошади, еще одного медведя и других зверей. Размер рисунков до 2 м. Найдена и подставка из кучи камней, сложенная первобытным человеком для рисования на стене.

 

Можно предположительно определить возраст рисунков. За­падноевропейскую хронологию эпох древнекаменного века на Южный Урал переносить нельзя. Возможно, хронология этих эпох на Южном Урале уходит гораздо дальше в глубь времен, чем на западе. Таков может быть и возраст самых древних ри­сунков. Менее древние рисунки следует отнести к разному про­межуточному времени эпох ориньяк, солютре и мадлен.

Кроме рисунков в самой пещере, вблизи нее на берегу реки Бе­лой имеются гигантские изваяния львицы, бизона, головы львов. Их размеры таковы, что их можно сравнить с египетскими сфин­ксами. Но пока воздержимся от обсуждений их происхождения.

3 ответов

  1. Очень интересная публикация. Но сохранились ли фотографии, негативы и сами артефакты? Где они хранятся?
    Я знал Рюмина, но мы никогда в своих беседах не касались палео- археологических тем. Мы с ним взаимодействовали на почве нашего интереса к проблемам зоопсихологии. Сначала я воспринимал его как учителя, потом — старшего товарища, а напоследок наших отношений как оппонента-ламаркиста. Как правило в наших встречах мне отводилась роль слушателя. Но всё равно я благодарен ему. Он дал мне некоторое дыхание, хотя и руководствуясь своими «партийными» и деловыми интересами. Он помог мне прочесть лекцию в Дарвиновском музее, получить билет члена-корреспондента МОИП, предложил мне участвовать, в качестве руководителя второго отряда в организованной им натуралистической экспедиции на Кижи (Онежское озеро в Карелии)…. Конечно, он был увлеченный человек, но скорее как интеллектуал, фанатично пробивающий свою дорогу в советской науке. Жаль, что его одержимость была идеологична и воинственна. Он был сторонником «теории» Лысенко и готов был воевать за свои идеи хоть в рукопашную…Но ведь в настоящей наука нет места фанатизма: это область мысли, доказательств добросовестными средствами.

  2. «Кроме рисунков в самой пещере, вблизи нее на берегу реки Бе­лой имеются гигантские изваяния львицы, бизона, головы львов. Их размеры таковы, что их можно сравнить с египетскими сфин­ксами. Но пока воздержимся от обсуждений их происхождения.» — а вот это где находится, очень интересно узнать! Вчера только вернулись из Каповой пещеры…

Оставить ответ